1 ИЮНЯ 2020 — 1 ИЮЛЯ 2020, ВЕСТЕРОС
soundtrack: Jon Ekstrand – A Long Way Back

Восстание Роберта Баратеона, которому суждено войти в историю великих кланов вампиров кровавой, нечестной и пепельной войной, началось именно с лета 2020 года. Обозленные пятидесятилетним запретом на обращение новых вампиров, считающие солдат своих поредевших армий и семей, главы основных кланов лелеют свою обиду на династию Таргариенов. Лето 2020 года ознаменовалось иссушающей жарой и палящим солнцем, окончательной смертью нескольких членов клана Баратеон, и Рикардом Старком, впервые за сто лет обратившим смертную, еще и против Королевской Воли. Баратеоны в ярости. Старки, как и северные кланы, не собираются склоняться перед обезумевшими, захлебывающимися жадностью Таргариенами. Хакерская организация "УтонувшийБог" следит за всем Вестеросом, продавая информацию и организовывая первые атаки - подливая бензина в разгорающийся огонь.

И Братство Королевского Леса и лично лорд Тойн приветствуют Вестерос и нижайше просят Королевскую Гвардию не совать длинного носа не в свои дела.

glory and gore

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » glory and gore » king's landing » garlan tyrell [tyrell clan]


garlan tyrell [tyrell clan]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://68.media.tumblr.com/146a9ab361f210afafa40ce0cf9fad62/tumblr_ompxiyD4Js1ua1nbgo1_500.gif
ПРОСТИ.
ПРОЩАЙ.
ПРИВЕТ.

GARLAN TYRELL, 153, Ansel Elgort
Гарлан Тирелл

принадлежность к клану | лояльность: Тиреллы | на стороне драконов

родственные связи: Оленна Тирелл, любимая бабушка и глава клана. Мейс Тирелл – отец, обративший Гарлана. Алерия Хайтауэр – названная мать; Уилла Тиррел – старшая сестра по первенству обращения.

род занятий: лидер и вокалист местной панк-рок группы "Vampires Punk Revolution", в прошлом – священник.   
отличительные черты, особенности: Гарлан растворяется в Вестеросе. Гарлан строит из себя человека. Он проживает одну за одной человеческие жизни, любит человеческие развлечения, и порой можно подумать, что любит людей. Следит и следует за модой, в курсе всех развлечений и трендов. Ведет инстаграм, пользуется снепчатом и подписан на пару человек на ютубе.  Влюбчив – как пытается доказать сам себе – порой даже на пару лет. На возлюбленных любит оставлять надрезы и умеренно пить их кровь. В остальном предпочитает донорскую. Ах, да - имеет официальное предупреждение от Таргариенов. За что – погуглите.

http://funkyimg.com/i/2vXk5.jpg

биография: 1873 год. Начало Долгой Депрессии. Гарлан родился в семье пятым ребёнком – и пятым сыном – в семье виконта, младшего сына графа. Их поместье было маленьким, а земли – промерзшими, граничащими с морем. Следующие десять лет покрывают семью долгами, кредитами, ничем хорошим.  Его старшие братья, которым также не было уготовано ни подобающего титула, ни наследства, грезили войнами, готовились вступать в королевскую армию, завоевывать своё место в мире – Гарлан читал книги и участвовал в церковном хоре, и ловил робкую улыбку его набожной и болезненной матери. За её робкую улыбку он готов исповедоваться каждую неделю и посещать церковную школу, но не готов не грешить.
1899 год. Вторая англо-бурская война. Гарлан готовится принять сан – не потому, что так велит сердце, а потому, что в этом мире слишком много. Мир меняется на его глазах – революция гражданская сменяется технической, класс слуг – рабочим, но все это не стоит ни гроша. Мир живёт и мир захлёбывается. Мир рождается и мир умирает. Старший брат занял место отца, средний – сгинул в войнах, другой уехал в Америку и пропал. Младший любит жизнь и верит в людей.
Его хватило на год.
В Гарлане всегда было слишком много жизни – он не просто любил жизнь, он испытывал к ней настоящую страсть. Страсть проникала в его речи, но не в его паству. Страсть заражала, но и она же – пугала. В своих речах он с юношеским максимализмом позволял критику закостенелого дворянства и Богоугодной войны.  Предупреждения от епископа копились на его столе, но он предпочитал не обращать на них внимания. Как и на все предупреждения. 
За несколько дней до запрещения в служении – которое так и не произошло – он встретил своего отца; не того, который гнил в семейном склепе, а того, который предложил ему вечность. Ни тогда, ни став Тиреллом он не задавался вопросом, что его отец забыл в северных землях у моря (потом, уже потом он предполагал – отец любил развлекаться с паствами, наблюдать за своей пищей перед Богом; потом, уже потом он предполагал, что заманить священника – забава). В их знакомство они много спорили – о религии, о людях, о жизни. Вера забавляла Мейса, а споры питали Гарлана. Пока тот не узнал правду. Правда положила конец спорам.
Он сам согласился – хотя тирелловские просьбы и не были похожи на просьбы – в начале на то, чтобы сопровождать Мейса в его путешествии – тогда ещё пытаясь отстаивать свою веру; после – на вечную смерть. Вечная смерть положила конец вере.
Был 1902 год.
Гарлан сложно адаптировался, словно не желая мириться с ответами, которые получил на свои сотни вопросов. Первые годы ушли на то, чтобы научиться управлять своим голодом, снова научиться дышать, снова смочь чувствовать. Его руки было по локоть в крови, а его обеды состояли из многих блюд и были порой слишком зверскими. Он покидал дом только для охоты, проводя остальное время или с кровными родственниками, или наедине с самим собой. Он читал с жадностью все книги, написанные для и о вамирах, изучал историю Вестероса и историю каждого клана в нём – и сравнивал с тем, что знал.  Он не знал ничего.
Все, что у него осталось – чувствовать, а точнее остатки чувств, что доступно вампирам. И бесконечная жизнь. Которую Гарлан разменял на множество человеческих в жадных попытках чувствовать и в жалких попытках оправдать свои веру.
Первая его жизнь пришлась на рестораны и литературные салоны, на обсуждение политики и скачек и на первую мировую войну. Гарлан проводит его в спорах и наблюдениях, развлечениях и пустых занятиях, а также участвует во всевозможных спорах.
Вторая - расцвет эпохи джаза. Гарлан учится играть, выступает в ресторанах и кабаках, влюбляется в молоденьких девушек, иногда путешествует и бредит дирижаблями. Тогда же умирает его старший брат, не оставляя после себя наследников – последний из его первой семьи.
Третья жизнь – жизнь в послевоенное время. Гарлан больше путешествует, но не задерживается на одном месте больше, чем на ночь, заводит много коротких мимолётных знакомств и увлекается научной фантастикой. Несколько лет играет на сцене одного современного театра Вестероса и даже пробует писать пьесы.   
Шестидесятые он проводит в коммунах хиппи, на какое-то время селится отдельно от семьи, но чаще остаётся ночевать – на несколько месяцев – у молодых девушек. Тогда же он впервые пробует пить кровь, не прибегая к клыкам, а прибегая к тонким бритвам и широким ножам. Тогда же он чуть было не решил может раскрыться одной симпатичной студентке медицинского колледжа. Вампирский мир ему на дал.
В своей пятой жизни Гарлан пишет книги на грани популярности, которые порой попадают в списки бестселлеров, но также быстро забываются. Предпочитает вести закрытый образ жизни, которую не обсуждает даже со своей семьей, старается вообще не показываться на глаза главе клана. Тогда же на несколько лет увлекается и погружается в культуру БДСМ и употребляет только донорскую кровь.
Шестая жизнь – эпоха покорения интернета и ночных клубов. Несколько раз Гарлан получает солнечные ожоги, когда задерживается в своих похождениях до рассвета в ясную погоду. Осваивает профессию диджея, выступает в ночных клубах, участвовал в ночных гонках по городу.
Сейчас у Гарлана седьмая жизнь, которую он посвятил молодости и панк-року. И Гарлана вообще не интересует, что происходит в вампирском мире.   

http://funkyimg.com/i/2vXk5.jpg
дополнительно:
Обладает сильным голосом и абсолютным музыкальным слухом, что не в меньшей заслуге результат многолетних тренировок и вечного увлечения музыкой.
Постоянно слушает музыку, в самых разных жанрах и из самых разных эпох.
Начитан - результат как образования, так и бесконечно свободного времени.
Любит путешествовать, но никогда не уезжает больше, чем на пару ночей.
Легок на подъем.
Харизматичен и смешлив.

пример поста

Если бы он мог дрожать — дрожал бы он сейчас? Гарлан не знает и не может вспомнить — как это, испытывать страх на физическом уровне, как это, когда дрожат колени и пальцы немеют, как это, когда сердце гулко бьётся в голову. Сейчас он чувствует только голод, ему хочется вонзиться в шею клыками, почувствовать биение чужого сердца — и это для него редкость. Он видел, как юноши его предполагаемого возраста нервно курят, когда смерть подступает к ним по пятам, как они напиваются виски или ромом или водкой, чтобы забыться. Вампирам этого не дано.
На секунду он раздумывает, не рвануть ли к Янне, не отправиться ли с ней на охоту — обычно младшему Тиреллу не была присуща жажда живой крови, но сейчас, наверное, ему хотелось чего-то. Какого-то красивого жеста. Какого-то неожиданного решения. Ему хотелось сбросить адреналин, будь он человеком. Но он вспоминает голос тетушки, искаженный телефонными линиями, но леденящий самую мертвую душу (но Гарлан знал, что это — форма флирта и признания в любви), и решает не попадаться на глаза семье. По-хорошему ему следовало бы лечь в спячку на пару лет или уехать прочь, подальше от Тарганиренов и, особенно, леди Шипов, но ему не хочется бежать.
Готический собор нависает сзади немым Иаковым, угрозой, но светловолосый не спешит прочь. Наоборот, он стоит ровно напротив входов в подвал, в десятке шагов, и дышит — дышит полной грудью. Когда-то церковь дарила ему надежду. Когда-то он верил, что человечество, погрязающее в насилии, заслуживает спасения. Вот же дерьмо.
Её звали Лиззи, и у неё были светлые волосы, хрупкие плечи и сладкая сахарная кровь. Она плела фенечки на счастье и приносила домой полевые цветы. Большой рыжий кот шипел на него весь год, что он оставался ночевать в её тесной квартире на окраине равнины. И не закрывала голубые васильковые глаза, когда он слизывал кровь из тонких порезов её покрытых шрамами рук. Её жажда жизни опьяняла. Порой он жаждал напиться до дна, словно мог почувствовать также. Он не спросил, что будет с ней. Никто не спросил, стоила ли она этого. Потому что не стоила.
Но теперь у него есть ещё несколько десятков человеческих жизней впереди. — Вырастая — крепнем, — шепчет он себе под нос, и смеётся — вызывающе громко и вызывающе насмешливо. Окреп ли он? О нет.
Гарлан делает несколько шагов в сторону площади перед собором — булыжная мостовая скрипит под его ногами, а на льняных брюках остаются капли от луж. У него есть несколько часов до рассвета, и если он не хочет попадать на глаза семье сегодня — ему нужно придумать, как и где занять себя и потерять себя на ближайшую неделю. Наверняка новость о его королевском помиловании — то ли милосердие, то ли щедрость, то ли правосудие — дойдёт до них первыми. Тиреллы владеют всеми газетами, Тиреллы владеют информацией.
Он не замечает, откуда появляется тень — то ли дверь собора открылась, то ли в ночи эта тень пряталась лучше, чем он — и замечает на пустой площади молодого принца слишком поздно.
— Ваша королевское высочество, — он кивает, чуть наклоняясь вперед — и не поклон, и не приветствие — движение выходит резким и, если бы тени не поглощали их лица, могло бы быть с долей насмешки. Его горло сухое, отчего голос более ломкий, чем обычно, более колкий.  Принц-дракон. Серебряный принц. Последний из драконов. Умереть со скуки. Он наблюдал за ним на приёмах его отца, порой сочиняя ему историю — кем он мог бы быть, этот немного болезненного вида юноша, обреченный стать королём, и никем иным. Впрочем, каждый из них, наделенных вечностью на том приёме, был немного искалеченным.
На секунду Гарлан задумывается, не выразить ли благодарность драконам за их милосердие — но он не знает, благодарен ли он. И не знает, было ли это помилованием или было ли это наказанием. А Тиреллы не высказывают благодарности — это то он усвоил.
— Прекрасное время суток для жизни и охоты, — говорит он, чуть смягчая голос. С появлением крон-принца юноша не дышит, и теперь он ощущает остро запах бензина и заводов на окраине Вестероса в воздухе. Дальше — где-то на Севере — все ещё идет дождь.  И ему кажется, что принц даже не смотрит не сквозь него своими стеклянными глазами — как это было всегда да. И это пугает больше, чем вызов к Лорду Командующему Королевской Гвардией — но это и важнее.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-09-11 00:19:47)

+3

2

хроники:

х 1873 год - год рождения
х 1902 год - год обращения

х 1969 год - беспрецедентно оправдан и лицемерно помилованный
                    double double toil and trouble

х 1985 год - Such a lovely place

х 2020 год - rocknrolla

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-09-07 23:04:13)

0


Вы здесь » glory and gore » king's landing » garlan tyrell [tyrell clan]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

Игра Престолов. С самого начала ADS: «Bloody Mail» Down In The Forest Zentrum Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого STRANGE THINGS Henrietta: Altera pars