1 ИЮНЯ 2020 — 15 ИЮЛЯ 2020, ВЕСТЕРОС
soundtrack: 65DaysOfStatic - Drove Through Ghosts To Get Here

"Сжечь их всех!". Вестерос погружается в хаос. После казни лорда Рикарда Старка силы Ночного Дозора удерживают территорию севера, готовясь подавить восстание северян. Лианна Старк до сих пор не найдена. Беспорядки, начавшиеся в Дорне 27 июня, набирают обороты, увеличивая число человеческих жертв и масштаб разрушений. Братство Королевского Леса представило Вестеросу свой манифест.
g&g в поисках Оберина Мартелла g&g в поисках Лорда-Командующего g&g в поисках Узурпатора

glory and gore

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » glory and gore » king's landing » the smiling knight [kingswood brotherhood]


the smiling knight [kingswood brotherhood]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s1.uploads.ru/REUjM.jpg
Roses are red
Violets are blue
Im the Smiling Knight
And you should smile too

REAL NAME UNKNOWN or forgotten, 1013, jonathan tucker
за всю свою жизнь сменил бесчисленное множество имен, но ни одно из них не принесло ему большей славы, чем ставшее легендой прозвище Улыбающегося Рыцаря
на сегодняшний день представляется Родриком Райдером

принадлежность к клану | лояльность: «принадлежит» к практически полностью истребленному клану Райдеров, вассалам Старков; изначально был обращен неизвестным ему вампиром – тот умер раньше, чем успел посвятить в семью | понятие лояльности навсегда вычеркнул из своей жизни еще в первые годы после перерождения, оставшись верным только своим сомнительным идеалам; тем не менее с задорным огоньком поддерживает деятельность Братства Королевского Леса и формально является сторонником дома Старков.

родственные связи: все человеческие родственники погибли еще во времена нормандского завоевания Англии, а нечеловеческих Рыцарь взял за привычку в живых не оставлять; сейчас весьма успешно исполняет роль брата Диона Райдера – последнего реального представителя своего клана.

род занятий: работает санитаром в местной психиатрической больнице, проводит частные «психологические тренинги» для пациентов в подвале здания и ставит опыты над людьми; в прошлом англосакский воин, наемник, рыцарь, инквизитор, пациент Бетлемской королевской больницы, унтер-офицер Третьего Рейха, гитарист рок'н'ролл группы, журналист таблоида и простой пользователь Instagram; развлекает себя работой в горячей линии психологической помощи, связан с черным рынком и фанклубом имени себя.

отличительные черты, особенности: когда дело касается Улыбающегося Рыцаря, то с большим трудом можно что-то сказать наверняка. Единственное, что в нем оставалось всегда – это его безумие и неумолимая тяга к жестокости. И пусть со временем Рыцарь не утратил своего помешательства, он стал разборчивым, порой привередливым, но жадным до новых ощущений: целый мир ранее недосягаемых возможностей и методов утешения собственного эго. С ним можно найти общий язык и даже сотрудничать, но ждать фанатичной верности нельзя. Воин с рождения, он привык добиваться всего с помощью грубой силы даже тогда, когда с ним соглашаются еще с первых слов; пытает ради того, чтобы пытать, а получение информации считает приятным дополнением. Терпелив и в некотором роде ленив. Совершенно не сентиментален и приступами ностальгии не страдает, к вещам не привязывается и весь ненужных хлам – пережитки прошлого, будь то одежда, оружие или прах от собственных потерянных в который раз конечностей, – стремится выкинуть на помойку сразу же, как только те выходят из моды. Помимо восьми кубиков пресса является обладателем запоминающейся мимики, в особенности – улыбки, которую безрезультатно пытались стереть с его лица на протяжении веков по крайней мере несколько десятков противников.

http://funkyimg.com/i/2vXk5.jpg
биография:
Улыбающийся Рыцарь. Рыцарь без имени, титула и земель, рыцарь без страха, он лишен милосердия. Его не запомнили как доблестного воина или преданного вассала. Он не вошел в историю как великий полководец или герой войны. Он стал символом превосходящей все людские чувства жестокости. Он палач, что исполняет вынесенный им же приговор с улыбкой на губах. Он безумец, ставший средневековой легендой и живым воплощением бесчувственного трибунала, неумолимо следующего за своей прихотью утолить бушующую жажду крови. Многие пытались подражать ему, раз за разом воскрешая безумную тень темных столетий, но ни один из них так и не смог сравниться с ним.

Resurrectio
– Славные воины,
идущие на смерть.
– Славные мечи,
уставшие рубить тела врагов.
Колонны смерти у туманных берегов. Огни подожженных с телами лодок. Холодная вода подступает к горлу приливом; соль связывает язык, остается только кричать. Обагренные лики старых богов, тянущих свои могучие руки к рыдающему небу. Они принесли достаточно смертей, но только некоторые из них ждут возможности искупаться под кровавым дождем, вспарывая животы датчанам. Золото не искупит ничьи грехи, золото отпускает только святых, наполняя чужие карманы. Сталь ревет, изнывая от жажды; животное желание убийства скользит сквозь тронутое запахом дыма и горящей плоти сознание. Разум диктует одно: убей или будь убитым. Одни воюют за то, чтобы жить. Другие за то, чтобы нажиться. Они воюют, чтобы убивать. Знай своего врага лучше себя – саксы впитали в себя веру в бесстрашие, вселяя ужас в сердца закаленных воинов. Берсерки, знающие лишь о злобе. Стальные стражи охраняют последний бастион перед отступившей болью. И даже тысяча ран не способна сломить их пылающий дух.

Но тело умирает. Тело заражает собой яд раскаленного в битве металла, вливаясь жгучей отравой в кровь: затвердели мышцы, заскрипели надломленные кости, треснули нервы, смутился дух. Алое небо над головой, под коленями сырая рыхлая земля, послужившая братской могилой забытым героям, капли сладкого нектара стекают по лицу и капают с подбородка на раскрытые ладони, покрытые мозолями. Смерть уже близко. Смерть идет за ним по пятам. Смерть грузным шагом топчет прогнившую землю. Честь сына – честь отца. Расплатившийся местью за убийство он готов принять свой исход – как бессмертный воин, как воплощение кровавого бога. В последние мгновения он ведает о том, что будет.
Он все еще станет ужасом Британских островов.

– Ты будешь жить,
но не как человек.
Молодое тело воскресает здоровым, становится в десятки раз сильнее и теперь способно выдержать еще больше секущих ударов. Но что стало с сознанием? Мир на долгие мгновения повергается в хаос, превращаясь в круговорот грязи, трупов и испражнений мертвецов, он трещит по швам и переламывается на середине, срываясь на жалобный стон нестерпимой боли. Его выкручивает и разрывает на части, но воля диктует свои условия чужим голосом: если выживешь, то сможешь стать частью чего-то большего.
И он выжил. Вопреки всем мыслям и перенесенным страданиям, вопреки бьющей изнутри агонии и прожигающему грудь жару. Он жив. Жив. И теперь богам стоит бояться вернувшегося проклятого реками времени воина, отвергнутого даже небесами. Он погружает свои руки в кровь снова, выкручивая кости из бездыханного обезглавленного тела, сплавленного вниз по реке. Голова, насаженная на меч, ознаменует начало новой эры – эры мрачных столетий, залитых смрадным запахом грядущей беды.
Ave Maria
Жажда крови и наживы ведет его как наемника чужой веры за моря, в жаркие страны самобытных язычников и неверных. «Убить безбожников! – кричат горны. – Вернуть Святую землю! – вторят праведные лики». Эпоха великих свершений. Ужасных, но великих. И нет ничего лучше сладкого привкуса крови, текущей по горлу. Нет ничего лучше мягкой податливой плоти жарких иноземок, робко закутанных в многослойную одежду. Темные ночи прохладны, но жалобные вскрики греют ледяную грудь. Иссыхающие тела, брошенные в пустыне. «Дьявол поселился среди нас, – шепчут беспокойные. – И он пришел наказать нас за содеянное». Но занявший место рыцаря крестоносца английский наемник знает, что даже дьявол не подозревает о муках, причиненных пленникам.
Atra mors
Солнце причиняет боль, но оно бессильно перед поборниками самой смерти: за остроклювой маской доктора скрывается палач. Европа захлебывается трупами, пораженная болезнью. Черная смерть пришла как божья кара, не затронув вампиров. Отвратительный, тухлый привкус гнилой мертвой крови, сочащейся из смердящих ран тает на губах, но нет более мерзкого удовольствия, чем испорченное вино. Но Рыцарь не неприхотлив, он избирателен в своем выборе, он падок на страдания, он жаждет попробовать каждый тошнотворный вкус, от которого выворачивает наизнанку. Он делает вид, что лечит, кутаясь в темные одежды и прячась от солнца, но тем самым готовит себе пир. Тысячи умирающих, миллионы погибших, пылающий мир, погруженный в хаос. И Рыцарь знает о панацее – одна искра способна спасти целую деревню от чумы. Одна искра и ночь становится светлее дня, заливаясь заревом горящих домов. Крики задыхающихся женщин и детей, схваченные огнем тела, музыка ветра, поэзия гибели. Замечательный мир без страданий, и Рыцарь рад их избавлению.
Malleus Maleficarum
– Признайся в своей связи с Сатаной, и милосердный Господ дарует тебе прощение.
Обещает Рыцарь, укрывшийся в тени под крышей. Вот-вот грянет рассвет, а ведьма, клыкастая колдунья, изжарится на солнце за несколько часов. Она будет страдать до самого конца, умоляя отпустить. Она хочет уйти? Но у нее нет ног. Они лежат возле него горстью пепла.
– Признайся. Не томи. Солнце ждать не станет.
Стук. Дробью по латным доспехам стучат пальцы, выдавая нетерпение – душа трепещет, а она все не сдается. Тянет, тянет и тянет, ждет спасения, ждет, когда появятся силы в измученном пытками и голодом теле. Но в последние минуты она сдается, она умоляет отпустить и раскаивается в своих грехах, она сознается во всем. Он ей кивает и продолжает ждать. Восходит солнце и первые лучи оставляют едва заметные следы на нежной коже. Она испугана, но Рыцарь благосклонно улыбается ей:
– Господ простил тебя.
А после наслаждается часами чужих мучений.
Sepulcrum
Ничего не проходит бесследно. Веками выдрессированный железной волей безумный дух вырывается на свободу рычащим неаккуратным монстром, срывающим теплую плоть с оцепеневших от ужаса тел крестьян. Кровь на лице, на руках, она течет по горлу, впитывается в тело и въедается в кожу. Никто не знал, никто не ожидал. Дитя дьявола, монстр ночи, «казнить, казнить, на висельницу!». Тугая веревка затягивается петлей на шее, а он все хохочет, забитый камнями. Они не знают, что их ждет после. Они не ждут, что он, вдоволь насытившись чужим ликованием, вновь восстанет и пожрет их всех. Он разорвет на части крепких воинов вместе с их латами, насадит их ополовиненные тела на колья и выставит вдоль дороги. А потом его найдут братья ночи, они усилием сумеют срубить ему руки, ноги и забросить в монолитный склеп, они замуруют его там, оставив подыхать в темноте от голода, боли и отчаянья.
Спустя года заслоняющая вход порода треснет под натиском рабочих инструментов (грабители или рабочие – он не узнает), людские глаза увидят жуткий силуэт на полу. Один из них заденет рукой острый камень, и несколько капель крови упадут на землю. Они пробудят мерзко хрипящее чудовище от вынужденного сна. И последнее, что они увидят, это клыкастую улыбку на ссохшихся губах.
Delirium
Нельзя излечить раненый разум. Словно разбитое зеркало его уже не собрать воедино без единой трещины. Нельзя искоренить болезнь из зараженного тела. Нельзя постичь причины обострения. Нельзя, нельзя, нельзя. А доктор считал иначе. У доктора ожоги на руках и глаз положен на славную умалишенную с противоположной стороны предлинной галереи. Он хотел сделать ее своей, но не успел: привкус безумия в крови острит, в нем много соли и надломанных воспоминаний. Бедняжка, она умирает и смеется. Он смотрит и смеется вместе с ней. Доктор – вампир, старик, – запирает его в глухую камеру, но после склепа, потерянный и попавший в Бедлам Рыцарь не страшится ничего. Он улыбается даже когда острая игра впивается уколом в губы, а нить смыкает их.
Скажите всем, что я не умер.
Улыбающийся Рыцарь не забыт. Его имя вошло в историю Средневековья ужасающей тенью страха и причиняемой боли. Некогда саксонский воин с Британских островов прошел целый путь в одиночку, примерив на себя сотни различных ролей только ради удовлетворения собственных желаний. Улыбающийся Рыцарь остался страшилкой для детей и новообращенных вампиров. Многие думали, что он погиб, замурованный в склепе. Другие считали, что Рыцарь сгорел в Великом лондонском пожаре. Третьи же верили, что однажды он еще объявится.
Но сам он так и не устал от своей жестокости. Насытившись кровавыми казнями и буйством битвы он перешел на более современные удовольствия.

Вторая мировая война стала настоящим испытанием для его воли: ароматы табака и опиатов, сырость Берлина, грязь дорог, лай собак и колючая проволока. Заключенные, лишенные имен, эксперименты над людьми и благословенный огонь. Газ в камерах, промозглые вагоны и погони за беглецами. Танковые дивизии и расстрелы гражданских. Тысячи смертей, миллионы погибших, залпы орудий. История повторялась из века в век прямо на глазах, менялись лишь декорации, а методы оставались все те же.
Но чем дальше развивалось человечество, тем больший спектр для деятельности открывал для себя насытившийся вволю Улыбающийся Рыцарь, отрастивший себе ирокез и мужественную бородку. Подпольные бои, татуировки, кровь, отравленная алкоголем и новыми видами наркотиков, приторный запах духов и машинного масла. Новое оружие, промышленность и всемирная сеть. Казалось, что мир ожил за многие века глобального застоя. И жемчужиной этого прогресса стал Вестерос – нет лучшего места для отбросов, чем город, полный вампирской знати.
Улыбающийся Рыцарь изучал город изнутри со свойственной его возрасту ленью. Новые примочки, Интернет, телевидение, Instagram, выставки животных и назревающий хаос в стенах древнего города привлекали его больше, чем свежая кровь после продолжительного голода. Рыцарь пользовался неразберихой, отсутствием порядка внутри кланов и легко внедрялся в их ряды. Практически стертый со страниц истории клан Райдеров, вассалов Старков, насчитывал в своих рядах всего одного вампира – Диона Райдера. Рыцарь смог найти с ним общий язык самыми эффективными методами, и теперь носил за собой фамильное имя. Своего новоиспеченного брата он поместил под собственный присмотр в психиатрическую больницу, в которой с тех недавних пор работал санитаром. Но вся эта личина нужна лишь для того, чтобы не пропустить все главное веселье, устраиваемое Братством Королевского Леса.
Я, конечно, не Робин Губ, но я тебя спасу ©
http://funkyimg.com/i/2vXk5.jpg
дополнительно: навыки забывались и приобретались в течении долгих веков, менялись в зависимости от потребностей и сферы деятельности: исчезали из памяти старые языки, им на смену приходили более совершенные и современные формы – английский, итальянский, немецкий, французский, диалекты арабского и латынь; Рыцарь с большим упорством осваивал всевозможные виды огнестрельного оружия, но несмотря на это до сих пор пользуется заказанным у оружейных мастеров скрамасаксом, отдавая дань прошлому (свой боевой нож времен англосаксов он потерял еще в первых Крестовых походах); одни из самых любимых увлечений – практические химия и токсикология; является обладателем одиозно-религиозного собрания книг, в том числе и по древнегерманской мифологии; играет на электрогитаре, но ни одной на руках не имеет – в большинстве своем те оказывались сломанными об чью-то некрепкую голову; обладает удивительным талантом перевоплощения – ему достаточно отрастить бороду или побриться для того, чтобы стать другим человеком, чем он успешно пользуется на протяжении уже десяти столетий; обладает достаточно широкими познаниями в географии и культуре других стран, но светскими беседами не увлекается, предпочитая (конечно же, при наличии собеседника) обсудить лучше хитрости жизни, чем бархатный сезон в Монако; с недавних пор питает слабость к маленьким собакам: последней его любимицей была чихуахуа по кличке Фло – она безвременно покинула мир несколько лет назад, кинувшись под колеса проезжающего мимо автомобиля, чем несказанно разочаровала, но повеселила своего хозяина.

пример поста

– Белые розы.
В пальцах сорванные лепестки: тонкие и нежные, их края схватила сухая желтизна, ломающаяся и рассыпающаяся. На руках следы от укусов и покрасневшие царапины, оставленные обломанными об бетонный пол ногтями. Этот скрипящий звук до сих пор отдавался эхом где-то за закрытой позади тяжелой дверью: немного света и можно увидеть длинные кривые полосы под порогом.
– Сэм любила белые розы, – говорит Генри. – Больше всего на свете она любила белые розы.
На нем его любимый аляповатый малиновый пиджак, но почему-то именно сегодня Картеру приходится избавляться от любимых вещей: обручальное кольцо его матери теперь покоится в речном иле, дожидаясь, пока его найдут и продадут в захолустный ломбард, а Сэм, его милая Саманта, лежит в соседней комнате и ждет, когда настанет ее черед быть обнаруженной.
– Знаешь, как она говорила? – чтобы утереть кровь с лица привязанного к стулу Мартина следует наклониться и аккуратно промокнуть платком его затекший глаз. – Она... Она говорила: «Генри, тебе следует больше отдыхать. У меня есть чудесный сад во дворе», а знаешь, что у нее в этом саду? Белые розы. И большая старая яблоня прямо у забора. О, в полдень она любила отдохнуть под ней. И знаешь, Мартин, знаешь, я похороню ее прямо там. Под этой самой яблоней. Сразу после того, как разделаюсь с тобой и твоим драгоценным братом. Как там его?
Картер нахмурился, выпрямился и несколько раз в задумчивости переспросил у собственной памяти «Как же его? Как же?», ожидая ответа. Но на ум приходили только теплые руки и бесконечно сладкие обещания всегда быть вместе, быть неразлучными друзьями. О, Сэм! Саманта-Саманта, если бы она только знала об истинных чувствах Генри, то, возможно, не стала бы раздвигать ноги под этим треплом. Мерзкая шлюха. Генри не знал, чего в нем сейчас больше: обиды и злобы или любви и трепета? Эмоции переплелись между собой и превратились в капкан для беззащитного перед необратимой жестокостью сознания, непрерывно повторяющего: «Ты убил ее, ты убил ее, убил, убил, убил ее», то шепотом, то срываясь на обреченный и обличающий крик. Картеру хотелось прекратить это, заткнуть внутренний голос и уничтожить все следы правды. Картер порой срывался на нервный тихий смех, бросая взгляды на закрытую дверь и видя перед глазами ее побелевшее от страха лицо. Ей страшно? Уже нет. Ему страшно? Больше нет. Страшно ли Мартину?
– Ты боишься? – сладкий запах, Генри улыбается, втягивая носом сладкий запах белых роз, стоящих в вазе на столе перед ним. Прекрасные цветы, не достойные увядания. Они настолько нежные, что к ним не стоит прикасаться. Но почему-то только Картер может пораниться об их острые шипы, почему-то только его они ранят. Он чувствует, чувствует трепет и боль? Спонтанные мысли о далекой любви причиняли эту боль годами, но сейчас настал последний срок, когда Картер будет терпеть. Сегодня особенный день. «Особенный день во всем!» – мысленно повторял себе он, чувствуя невероятный прилив сил и вдохновения. Сегодня он был готов закончить все свои дела и распрощаться с прошлой и нынешней жизнью. Он, возомнив себя первопроходцем, смело шагал в пропасть будущего с беспечной улыбкой на губах, ставшей отражением нескончаемого оптимизма. Долой мрачные мысли – это стало его девизом. Но ничего, ничего не изменит смерти его любимой подруги Саманты, нежному невинному цветку в царстве порочной лжи. Так ли она чиста, как он видел ее? Так ли она верна, как говорила? Генри рассудил ее поступки справедливо, он простил ее и теперь должен позволить отдохнуть под тенью яблони в ее светлом саду. Она это заслужила, но заслужил ли Мартин? Нет-нет, с его губ не сорвалось ни единого извинения, но единой мольбы, ни даже жалобного стона.
– Уже скоро, – себе под нос дал обещание Генри и смахнул со столика прозрачную вазу. Громкий звон не сравнится с криком, тысяча разлетевшихся в стороны осколков не сравнятся с брызгами крови, беззащитные розы никогда не смогут ранить так сильно, как любимый человек.
– Ты любил ее? – Картер оборачивается и смотрит на связанного Мартина. Что читается в его глазах кроме ненависти и страха? Какие слова вот-вот слетят с потрескавшихся губ, что вырвется из пересохшего горла, какие чувства бьются в груди вместо сердца? Картер хочет это узнать. Хочет узнать обо всем сам. И даже если Мартин захочет рассказать, то не сможет: осколок в руке Генри – он сделает так, что его пленник не сможет говорить. – Ответь мне правду, Мартин. Клянись, что ответишь правду. Ты любил ее? Ты любил ее или просто трахал?

+5

2

ferro et igni
what doesn't kill me makes it d e a d
xxi century

я вижу тебя сквозь тьму; manifestatio, part ii

the smiling knight, simon toyne; 1st april 2020

red blood trail

the smiling knight, arthur dayne; the evening of the 25th of march, the night of the 26th of march 2020

[x] when anger shows; manifestatio, part i

the smiling knight, simon toyne; 6th january 2020

xi century

fulgar

joy penrose, the smiling knight; winter 1066

at the greek calends

non je ne regrette rien

herr sturmbannführer heinrich ziegel und mademoiselle eloise ziegel; frühling 1941

this is halloween

Kimberly Clark, Stanley Quinn, Osbourne Walsh, Edward Miller; 30-31th october 2015


[x] – квест завершен

Отредактировано the Smiling Knight (Вчера 14:43:01)

+1


Вы здесь » glory and gore » king's landing » the smiling knight [kingswood brotherhood]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

Игра Престолов. С самого начала ADS: «Bloody Mail» Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого STRANGE THINGS Henrietta: Altera pars photoshop: Renaissance